Dipol FM | 105,6 fm
73.01
85.68

День Рождения тюменской "ДЖАЗефины" или несколько нескромных вопросов к директору джаз-кафе "ARMSTRONG-CLUB"

Блестящая, неповторимая, мистическая — эти эпитеты постоянно слышишь в адрес Ингы Лударевой — известной джаз-леди Тюмени, директора джаз-кафе «ARMSTRONG-CLUB» и просто удивительной женщины, которая сегодня празднует свой День рождения. О возрасте прекрасных дам, как водится, не спрашивают. Во время эксклюзивного интервью с певицей удалось поговорить о другом.

— Расскажите нашим читателям о себе, как начинала джазовая певица — Инга Лударева?

— Я думаю, что артисту совсем не обязательно рассказывать о себе и перечислять основные ступеньки развития. Это очень интимные моменты. Пусть моя жизнь останется в тайне. Скажу лишь, что азы музыкальной школы я получила в эстрадно-цирковом училище в Киеве, поэтому я умею практически все — вплоть до метания ножей. Я занималась и клоунадой, и оригинальный жанром, и танцем живота, и борьбой с питонами. Я пела цыганские песни и исполняла цыганские танцы, только жонглировать получалось плохо.

— Может быть, хоть немного приоткроем завесу тайны? Инга, когда же Вами «завладел» джаз?

— Джаз пришел в мою жизнь, когда я познакомилась с киевским музыкантом, которого зовут Сергей Вижляк. В его семье — все музыканты, начиная с прабабушки. Именно она поставила «диагноз», назвав меня «джазисткой», ее коллегой. Позже, я музицировала с Сергеем, и он сказал, что джаз — это именно то, что мне нужно. Именно тогда я начала петь и импровизировать, еще не понимая, что это действительно «мое». Кроме того, я всегда была не равнодушна к старым голливудским фильмам. Поэтому мне ближе традиционный джаз того времени, хотя я не боюсь безумных экспериментов.

— Когда началась Ваша карьера, как джазовой певицы?

— Это произошло в 1993 году. Самым моим большим достижением уже в Тюмени стало знакомство с музыкантом Всеволодом Бессарабом. Этот человек для меня как отец, который дал мне очень мощную человеческую поддержку. Он постоянно «провоцирует» меня на рост, и рядом с Бессарабом я всегда комфортно себя чувствую. У него очень развито чувство «джазовой атмосферы». Этот музыкант постоянно сроит грандиозные проекты, а вместе мы думаем, как их исполнить. Так что, если Всеволод Бессараб — Наполеон, то я его Жозефина, или скорее «ДЖАЗефина».

— В ноябре 1997 года состоялось открытие джазового клуба в Тюмени. Сейчас джаз-кафе"ARMSTRONG-CLUB" работает для тюменской публики пятый год. Вы занимаетесь практически не прибыльным делом — формированием джаз-среды в городе. Когда Вы стали руководить клубом, и что он значит для Вас?

— Я руковожу джаз-клубом уже три года. В самые трудные для него времена, мужчины переложили эту ответственность на мои хрупкие плечики (Инга смеется — авт.). Я уверена, что джаз-клуб должен обязательно быть в Тюмени. Потому что, если есть джаз-клуб — будет и публика, если есть публика — будут фестивали, и джаз-культура будет развиваться. Но сейчас я все еще чувствую себя так, будто распахиваю целину.

— Намечена ли ваша «планка» до которой нужно развиваться?

— Конечно, да. Для меня сейчас самое нужное и необходимое — это начать работать с джазовыми «звездами». Мне было бы интересно давать совместные концерты, делать общие проекты. И, конечно, я хотела бы выпустить альбом джазовой музыки сильным составом. Я бы этого не испугалась, я вижу, как бы это было здорово. Но самое главное для меня — как можно больше заниматься профессиональной деятельностью. Чтобы постоянно быть в работе, иметь график на год вперед, ездить с выступлениями по другим городам. И, конечно, у меня есть заветная мечта побывать на хороших джазовых фестивалях и в России, и заграницей. «Идея фикс» — съездить на джаз-фестиваль в Соединенные Штаты. Еще хотелось бы приглашать в «ARMSTRONG-CLUB» черных блюзменов.

— Инга, кто Ваш любимый джазовый певец, с которым Вы бы хотели спеть вместе?

— Знаете, когда у Филиппа Киркорова спросили, кто его любимая певица, он ответил, что как ни банально это звучит, но Алла Пугачева. Так и я боюсь показаться не оригинальной, но это — Луи Армстронг.

— Если бы у Вас была возможность что-нибудь сказать публике, но без купюр, что бы Вы сказали?

— Я бы спела… А если честно, то я бы попросила не жалеть никогда аплодисментов для артиста. Это святое. На сцене артист отдает публике самое дорогое, то, что находится у него в душе. Он этим делится со зрителями. Иногда смотришь в зал, а в глазах многих людей — скука, им ничего в этой жизни не надо. Это страшно. Чаще я вижу эту пустоту в глазах у богатых людей. Может быть, поэтому я боюсь богатства…

— Что Вы не можете для себя принять в человеческих отношениях?

— Меня всегда потрясала способность быть хамами. Я не могу понять, почему люди позволяют себе грубо обижать других. Иногда это не просто возмущает, а шокирует. Опускаются руки, делать ничего не хочется. Я не готова, что мне могут сказать «нет» или забудут о чем-либо важном те люди, к которым я отношусь со всей душой. Странно, но раньше я не чувствовала это так остро, как сейчас. Я заметила, что чем больше профессионалом я становлюсь, чем большую известность приобретаю, тем сильнее это отношение обостряется.

— Может быть, это зависть?

— Может быть, да… Успех, это самый большой повод для зависти, а где зависть, там начинаются интриги. Бывает, что из-за этого, очень трудно себя настроить на настроение, нужное для работы. Но я знаю, что мне всегда может помочь мама. Она очень много для меня сделала, и я всем обязана именно ей. Мама всегда хотела, чтобы я была артисткой. Сейчас мама и мой советник, и мой секретарь, она в курсе всех событий. Берегите мам!

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!