Dipol FM | 105,6 fm
73.01
85.68

Терапевтическое окно при инсульте: есть только четыре часа

Сегодня врачи всего мира борются за максимальное восстановление человека после инсульта. Такие возможности у современной медицины есть. Главное — попасть во временное окно, которое не позволит погибнуть большому количеству мозговых клеток.

_Острое нарушение мозгового кровообращения занимает в структуре смертности первую позицию. Сегодня врачи всего мира борются за снижение смертности и пытаются максимально восстановить человека после инсульта. Благо, такие возможности у современной медицины есть. Главное — попасть во временное окно, которое не позволит погибнуть большому количеству мозговых клеток. Об этом «Вслух.ру» рассказал руководитель регионального сосудистого центра Тюменской области Михаил Журавлев._

— Позитивная тенденция к увеличению населения в Тюменской области проявляется на протяжении нескольких последних лет. Не последнюю роль в этом играют усилия врачей. Михаил Николаевич, расскажите о работе сосудистых центров в области и их функциях.

— Ни для кого не секрет, что заболевания сердечно-сосудистой системы удерживают первое место в структуре смертности. Для изменения ситуации здравоохранение решает те задачи, которые позволят сохранять жизнь и здоровье людям, страдающим этими заболеваниями. Речь идет об инфарктах и инсультах. Для профилактики и лечения болезней в Тюменской области в 2012 году создана сеть специализированных сосудистых центров. Три первичных сосудистых отделения находятся в Тобольске, Ишиме и Ялуторовске. В Тюмени на базе Областной клинической больницы № 2 создан региональный сосудистый центр, призванный выполнять те же функции, что и первичный, плюс возможность использования более дорогих технологий с привлечением нейрохирургов и других специалистов. Сосудистые центры расположены таким образом, чтобы туда оперативно смог попасть больной из любого уголка региона. По рекомендациям законодательства, одно 30-коечное сосудистое отделение приходится на 150 тыс. населения. Региональный центр в 90 коек обслуживает очень большую территорию, сюда везут жителей областного центра, Тюменского, Ярковского и Нижнетавдинского районов.

— Я так понимаю, центры помогают решить проблему нахождения пациентов с инсультом в общей очереди?

— Идея такова: пациент, у которого случился инсульт, должен максимально быстро оказаться на специализированной койке, время идет на часы и даже минуты. Только так больной может рассчитывать на быструю помощь специально подготовленных специалистов и точную диагностику с помощью ультразвукового аппарата и компьютерного томографа. Если у больного подозревают инсульт, нужно срочно вызывать скорую и ехать только в сосудистый центр.

— Если скорая помощь в курсе этого требования, то в чем же проблема?

— Проблема в другом. Те граждане, у которых случился инсульт, начинают звонить в поликлинику, вызывать врача на дом, стоять в очереди… Этого быть не должно. Нужно сразу обращаться в скорую. Понимаю, что после такого призыва к нам, возможно, потянутся непрофильные больные, увеличится нагрузка на врачей. Но цена вопроса такова, что мы должны больше думать о больных, а не о том, как нам сложно.

— Вероятно, не всегда люди понимают, что происходит с ними или с их близкими.

— Во всем мире известна аббревиатура F.A.S.T (Face Arms Speech Telephone), о ней твердят гражданам со школьной скамьи. В аббревиатуре перечислены основные признаки, по которым можно узнать инсульт — лицо, руки, речь. В первую очередь, мы замечаем, что лицо человека теряет симметричность, опускается угол рта. Следующий признак — слабость верхних конечностей, для проверки нужно предложить поднять обе руки и попытаться их удержать в таком положении. При инсульте это сделать будет трудно. Также у больных появляются проблемы с речью: она становится нечеткой, смазанной или вовсе пропадает. Наличие всех трех признаков свидетельствует о необходимости телефонного звонка в службу скорой помощи.

— Неужели эта элементарная информация не распространяется среди населения?

— У нас есть брошюры, листовки и видеофильмы об инсульте, но их можно увидеть лишь в поликлиниках, где находятся люди уже больные. А нам бы хотелось, чтобы об инсульте знали и здоровые. Ведь невозможно заранее предугадать, угрожает тебе инсульт или нет. А от первичных действий в этот важный момент зависит то, попадет ли больной в «терапевтическое окно», и сможем ли мы предложить ему самую эффективную технологию восстановлению кровотока в мозгу — тромболизис.

— Что же включает в себя понятие «терапевтическое окно»?

— Терапевтическое окно — определенный интервал времени, в течение которого возможно восстановление кровотока в мозгу с полным возвращением всех функций. Смотрите: мозговая ткань, оказавшаяся без притока крови, погибает в течение 5−7 минут. Но вокруг погибшей зоны есть другая, побольше, в ней кровоток снижен, но сохранен. И возможность этой зоны сохранить свою работоспособность зависит от того, насколько быстро кровоток восстановится.

Известно, что 80 процентов мозговой ткани погибает в течение шести часов. Можно восстановить кровоток и после шести часов, но тогда возможно кровоизлияние в мозговую ткань. Потенциальное время, на которое мы ориентируемся, ранее составляло три часа, сегодня это окно расширено до 4,5 часов. И если в этот промежуток времени пациент получает тромболизис, то у него есть возможность практически полного восстановления, когда симптомы инсульта исчезают прямо на глазах.

— Сказалось ли это временное расширение на количестве пациентов, которым удается эффективно помочь?

— Казалось бы, так и должно произойти. Но, к сожалению, анализ количества выполненных тромболизисов не возрастает. Терапевтическое окно складывается из нескольких составляющих: от момента развития симптоматики до вызова скорой помощи, от момента получения вызова до доставки в стационар. Наше же время — от двери до иглы. Мы хотим обратить внимание населения на своевременное обращение населения при ранних признаках инсульта. Мы готовы оказать помощь больным, но пока никак не получается перешагнуть планку в 2−2,5 процента. Это не значит, что больных за пределами терапевтического окна мы оставляем на произвол судьбы — но в этом случае нам остается только бороться с осложнениями.

— Вы упоминали, что в сосудистых центрах не только лечат, но и реабилитируют жертв инсульта.

— В сосудистых центрах используются различные технологии, направленные на первичную помощь больному и на профилактику осложнений и реабилитацию. Наша задача не только спасти жизнь, но и максимально восстановить человека. Ведь инсульт — это самое инвалидизирующее заболевание из всех. Повреждения мозга могут сопровождаться нарушениями речи, движений и частичной парализацией. Человек лишается трудоспособности, становится неприспособленным в быту, требует постоянного внимания родственников. И важно, чтобы после инсульта больной попадал в ту среду, которая включала бы его в процесс реабилитации. В среднем, каждая койка в сосудистом центре занимается на три недели. Последующая реабилитация продолжается на дому или в специализированных санаториях.

— Можно ли избежать повторного инсульта?

— Вопросы вторичной профилактики важны для каждого пострадавшего от инсульта, потому что никто не застрахует его от повторного случая. По результатам обследования врачи в сосудистых центрах определяют причины инсульта каждого отдельного больного и составляют программу реабилитации и вторичной профилактики, включая возможность хирургического вмешательства.

— Скольким людям помогли врачи сосудистых центров в прошлом году?

— Надо сказать, наши койки не пустуют. Через руки врачей в 2013 году прошли 3 тыс. 670 пациентов. Замечу, что благодаря усилиям врачей смертность от инсультов в Тюменской области несколько снизилась. Могу сказать, что за первый месяц 2014 года мы провели столько тромболизисов, сколько в прошлом году за квартал. Мы видим положительный результат, но в будущем ожидаем более впечатляющих цифр.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!