Dipol FM | 105,6 fm
72.88
85.49

Тамара Казанцева: Люди меня знают не по разговорам

Я считаю, что встреча не должна проходить бесследно, иначе зачем ее проводить. Есть проблемы – запишем, решим.

_Тюменская областная дума, завершив весеннюю сессию, ушла на парламентские каникулы. Но это не означает, что депутаты облдумы, ослабив галстучные узлы и закатав брюки, отправились на рыбалку. О том, что такое летние депутатские будни, в совместном проекте еженедельника «Вслух о главном» и регионального парламента «Общественная приемная» рассказала депутат [Тамара Казанцева](/thesaurus/256 860)._

— Тамара Николаевна, расскажите, как проходит ваше обычное депутатское лето?

— Например, в прошлом году лето было посвящено подготовке к выборам в Тюменскую городскую думу. Поэтому практически все это время я находилась в нашем избирательном штабе. Как такового лета у меня не было. Вот в позапрошлом году удалось отдохнуть дома, в Тобольске: все свободное время я проводила на даче. В санатории не езжу, на это у меня нет времени и большого желания. Санаторий для меня — это моя дача. Она расположена в хвойном лесу, поэтому я с удовольствием там работаю и с не меньшим удовольствием отдыхаю.

Конечно, даже летом депутатам спокойно жить не приходится. Постоянно звонят, просят принять по неотложным вопросам. Если я в Тобольске, то принимаю в Тобольске.

С 7 июля ухожу в отпуск (беседа состоялась 2 июня. — _Прим. ред._). Но наверняка люди продолжат звонить и приходить.
Опять же, в этом году губернаторские выборы, снова придется в основном быть в Тюмени. Я возглавляю избирательный штаб нашего кандидата в губернаторы Павла Дорохина. По срочным вопросам, несмотря на отпуск, смогу принимать обратившихся граждан в нашем штабе на Дзержинского, 23. Потом буду приходить в свой кабинет в думе и писать обращения.
В этом году планируется проведение молодежного лагеря в Ялуторовске. Я уже принимала участие в его работе в позапрошлом году, собираюсь и в этот раз. В августе в Тюмени намечено провести семинар отделений КПРФ Уральского федерального округа, в котором планируется участие Геннадия Андреевича Зюганова. Приедут коммунисты из Курганской, Свердловской областей, ХМАО, ЯНАО, активисты из районов Тюменской области.

— Увеличится количество встреч с людьми?

— В прошлом году их было очень много. Я провела около 70 встреч в Тюмени. Тогда выборы были только в городскую думу, и мы работали только в Тюмени, в этом году, перед выборами губернатора, нужно будет проехать по всей Тюменской области. Встречи пройдут во всех районах, городах, и, может быть, не по одной. Конечно, их будет больше.

— Здесь вы говорите о предвыборной работе. А что касается вашего избирательного округа?

— Если я туда приеду, то, понятно, речь будет идти не только о предстоящих выборах, люди будут задавать вопросы, которые их волнуют. И параллельно я буду брать их в работу. Но во время отпуска такой работы все равно меньше. За первую половину этого года мы уже направили 510 обращений, и это не по всем случаям, а по наиболее острым. За прошлый год - 460. Второе полугодие, думаю, даст не меньший результат. По итогам года обращений может быть больше тысячи.
А именно летом? В прошлом году было так: я приезжала на встречу с жителями какого-либо муниципалитета, они задавали массу вопросов, я все это фиксировала и отрабатывала, особенно если дело не терпело отлагательств. А если возможна была небольшая отсрочка, то откладывала до начала сессии. Вернувшись после каникул, я поднимала все записи и заканчивала работу по этой поездке. Видимо, в этом году система будет такая же.

Я заметила, что люди меня узнают не потому, что я к ним приехала и мы о чем-то поговорили, а потому, что на месте вопросы начинают решаться.

Вот побывали мы в Андреевских Юртах, там жители жалуются, что столбы освещения падают, свет отключается. Человек, который дал информацию, несколько раз звонил: опять света нет, опять света нет. Я, естественно, обращалась в Тюменский район и получила ответ: будет строиться вторая подстанция, проведут ремонт линии электропередачи, на проблему обратили внимание.

Или взять поездку в Новотарманское поселение, в деревни Решетникова, Молчанова. Там в клубах нет стульев, столов, туалетов. Я сразу выделила некоторую сумму из депутатского фонда. Наверняка мебель уже заказана. Вопрос решился сразу.
Или еще одно дело, которое мне надо довести до конца. Обратилась одна бабушка, ее отец, Иван Титович Ярославцев, погиб на фронте, не вернулся домой. Она, как дочь погибшего, к Дню Победы должна получать социальную выплату, но не получает. В документах отца неправильно указано отчество — Китович.

Я обратилась в ЗАГС и в архив, получила документы. Теперь надо подавать заявление в суд, чтобы до следующего Дня Победы этот вопрос решить.

Я считаю, что встреча не должна проходить бесследно, иначе зачем ее проводить. Есть проблемы — запишем, решим. И люди это ценят.

— Вы назвали несколько случаев, которые, очевидно, должны были решиться без вашего участия.

— Что касается случая с отчеством, раз мы об этом речь повели, обратившаяся с трудом передвигается. Я смогла за один день объехала ЗАГС, архив, везде оставила заявки. Сколько бы времени и сил понадобилось ей, чтобы приехать из деревни Молчанова в Тюмень с палочкой и разыскать все инстанции?

А другие вопросы — те же стулья в клубах, отсутствие туалета, остановок, контейнеров для мусора — должны были решить местные власти: депутаты, главы поселений. Но, как я поняла, они работают по принципу «как бы чего не вышло». Я вынуждена была обратиться к исполняющей обязанности Тюменского района [Светлане Ивановой](/thesaurus/176 885). Отдаю ей должное, она отреагировала оперативно и подошла неформально.

— Не считаете, что эти вопросы отнимают у вас время, например, на законодательную работу?

— Видите ли, в думе работа не только законодательная. Реагировать на обращения граждан мы тоже обязаны. Для меня законотворческая работа, может быть, не самая важная. Поскольку в основном мы вносим поправки в действующие законы в связи с изменениями федерального законодательства. Законы же региональные, которые мы инициируем, порой провести очень сложно, поскольку все они требуют финансирования, в то время как бюджетные возможности сокращаются.

Например, законопроект «О детях войны». Создана рабочая группа, но назначенная встреча пока откладывается. Или еще один законопроект — «О личных подсобных хозяйствах». Мы вносим предложения уже не только от моего имени или от фракции. Теперь мы собираем подписи депутатов всех малых фракций в областной думе. Это более весомо. По подготовке этого проекта также была создана рабочая группа, сейчас мы собираем материалы, чтобы к сентябрю внести поправки и, может быть, принять закон.

Я езжу по районам области и прекрасно вижу, что закон об ЛПХ нужен. В Сладковском районе человек хочет такое хозяйство создать. У него есть корова, есть желание расширить хозяйство, мало того, есть другие желающие присоединиться и поработать, создать крестьянско-фермерское хозяйство. А финансовой поддержки нет. Можно взять субсидии, но для этого надо первоначально что-то иметь. Ссуда же в банке дается под большой процент.

Кроме того, нужен закон «О потребительской кооперации». Она сохранилась в отдельных районах, но от того, что было раньше, осталась ничтожно малая часть. Кооперативы, пайщики работают сами на себя, а как таковой кооперации нет.

Чтобы принять законы, которые подразумевают финансовую поддержку и, соответственно, дополнительные расходы бюджета, нужно развивать промышленность, крупные предприятия, которые давали бы доход в региональную казну. Такие предприятия есть: Тобольск-Полимер, Антипинский НПЗ, но этого мало. Открывается много новых предприятий, в том числе с участием иностранных инвесторов, но в основном они решают проблему занятости, открывая новые рабочие места, и дают подоходный налог в бюджет. Это тоже значимо, в регионе доход по этой статье, пожалуй, скоро догонит налог на прибыль. Но нужно больше именно крупных предприятий.

— По вашему мнению, что нужно сделать?

— Конечно, и в дальнейшем прилагать все усилия, чтобы в область шли крупные инвесторы. Кроме того, лесной комплекс региона, думаю, может дать хорошую прибыль в бюджет. Но пока поддержка лесной промышленности превышает прибыль, которая идет от нее в региональную казну.

У нас много туристических зон, взять тот же Тобольск, Тюмень, Ялуторовск. Надо продумать туристические маршруты, чтобы они были более привлекательными. Ведь чем больше туристов приедет, тем больше денег они оставят на территории. Пока в этом направлении сделано мало.

Я на июньском заседании думы вновь говорила о сохранении памятников культуры. Ко мне обратилась общественность Тобольска, там памятники культуры разрушаются, исключаются из реестра. Приводили пример — дома Ершова, Фонвизина, Бобрищева, Грабовского. Я не сгущаю краски. Подгорная часть Тобольска действительно пока не может претендовать на то, чтобы восприниматься как туристический объект: смотришь в одну сторону — коровы пасутся, смотришь в другую — пустыри, свалки. Тоболяки пишут, что скоро мы сможем показывать только кремль и Абалак. А ведь внимания заслуживает не только это.

И конечно, сельское хозяйство. Недавно я побывала в Омутинском районе, там есть предприятие, которым руководит предприниматель Кизеров. У него козья ферма, а также крупный рогатый скот мясного направления. Ежегодно предприятие дает в бюджет района 12 миллионов рублей. А если бы таких предприятий было не одно, а двадцать?
Словом, все возможности, которые есть у Тюменской области, надо использовать. А для этого всем нужно поработать.

— Вы же не можете не согласиться, что необходимы люди, которые смогут этот прорыв обеспечить. И если прорыва не происходит, значит, нужные люди туда не пришли.

— Но порой необходимо создать условия, запустить программу поддержки, чтобы, например, лесопромышленный комплекс заработал с отдачей. Сегодня мы везем бумагу, карандаши — это все лес. Вот я сижу, и вокруг меня один лес (широким жестом показывает на стол, заставленный стопками бумаг и папок)! А этот лес может быть и наш.

Я согласна, надо искать людей с предпринимательской жилкой. Но считаю, что тут большое поле деятельности для глав районов. Приведу в пример Вагайский район. Поля там раньше были пустые. Потом нашелся предприниматель, который вложил свои средства, распахал все поля от поворота с тобольской трассы в сторону Вагая. Будет выращивать зерно, наверняка заведет скот. И вот, пожалуйста, началось движение, которого не было. В том числе это заслуга главы района.

Понравилась мне недавно высказанная идея депутата Шарпатова, который предложил привлекать выходцев из Восточной Украины, которые едут сейчас в Россию, в том числе в развитие сельского хозяйства, укрепление кадровой базы школ, медучреждений на селе.

Да, люди нужны. Они есть, но нужно больше, и их надо поддерживать. Результаты должны быть, ведь в губернаторском послании сказано: не менее 5 процентов собственных доходов должно быть в бюджетах районов. Вот мы и проверим в конце года, как справились.

— Если вернуться к обращениям, вы говорите, что вам звонят. Каким образом на вас выходят? Впечатление, что все знают ваш телефон.

— Я уже поняла, что земля слухами полнится. Свой телефон не скрываю; когда люди ко мне приходят и им позже надо узнать результат, я свой номер даю. А они потом общаются с другими людьми. Так информация и расходится. Я депутат не закрытый, информацию о себе в тайне не держу. Можно дозвониться и по телефону, который указан на сайте областной думы.
Конечно, есть и такие, кто говорит: вот вы там сидите, такие-сякие, немазаные! Но с ними я не ссорюсь. Может, человеку нужно выговориться? А позже он тоже поймет, что был не прав.

— К вам обращается большое количество людей. Как вы понимаете, что одним людям обязательно нужно помочь, а другие просто пользуются доверием и положением депутатов для достижения своих целей?

— Люди разные, бессовестные среди них бывают, признаюсь. Вообще, конечно, людей сразу видно. Однажды ко мне пришел молодой парень. Работал в полиции, побывал в Чечне, на почве стресса, наверное, началась эпилепсия. Естественно, из полиции ему пришлось уволиться. Дали ему только третью группу инвалидности. Родители живут в Викуловском районе, сам он в областном центре. Материально тяжело. Я помогла. Считаю, что таким людям помощь необходима. Написала обращение, чтобы группу инвалидности ему повысили, тогда пенсия была бы побольше. Ведь с таким недугом устроиться на работу очень сложно.

Ситуации разные, сложные бывают, и люди теряются, не знают, к кому пойти за консультацией. Пожалуй, я скоро стану крупным специалистом по всем вопросам: и в социальном обеспечении, и в вопросах приватизации жилья, и в земельных вопросах, и в раскрытии мошеннических действий — приходится во все вникать. А люди идут потому, что видят, я их не отталкиваю.

— Коли у вас начинается отпуск, каким будет первое долго откладываемое дело, которым вы займетесь на отдыхе?

— Поеду домой ненадолго. У меня есть внучки, которых я очень люблю, и они по мне очень скучают. С младшей внучкой мы уже договорились, что поедем вместе на дачу, погуляем. Я с ней побуду несколько дней, а то получается бабушка на расстоянии. Поэтому главное — побыть с внучками, а потом уже заняться хозяйством, дачей, цветами, походить по хвойному лесу — у нас вокруг дач растут ели, сосны, пихты, кедры, воздух целебный, надо надышаться впрок. Сейчас начинает созревать клубника. Вот у меня еще одна забота — собрать, заготовить, угостить всех желающих, в том числе в областной думе.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!